Каталог статей

Главная » Статьи » Информация о жизни Центра

Памяти Горецкого Ф.Д.

Тяжелые времена 30-х годов XX столетия всегда в памяти людской, об этом не забывают в польских семьях, об этом передавали из уст в уста. Настала пора и в печатной форме поведать о днях далеких. Мы приступили к сбору тех небольших крупиц, что еще остались в памяти – в рассказах и в фото-графиях. О своём времени рассказал в своих воспоминаниях Горецкий Фабиян Денисович, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда, награждённый медалями «За освоение целинных земель», «Участнику Всесоюзной сельскохозяйственной выставки», «Ветеран труда», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», реабилитированный в 1994 г. как политический репрессированный.

   Как трудились поляки

   В 1936 году по велению Правительства во главе со Сталиным нашу семью в числе других высылают с Украины. Жили мы в селе Малый Чернятин Старо-Константиновского района Каменец-Подольской области (ныне – Хмельницкая область). Родители были середняками, а может и бедняками. Состав семьи Горецких: отец – Горецкий Дызик Станиславович, 1904 г.р.; мать – Горецкая Станислава Феликсовна, 1905 г.р., из рода Веселовских; сын – Горецкий Станислав Денисович, 1926 г.р.; сын – Горецкий Фабиян Денисович, 1931 г.р.
  Когда нас выселяли, то все забрали, а с собой разрешили взять только то, что могли и что необходимо на первый случай. Нас везли в товарных вагонах, в которых перевозили скот. Сколько дней и ночей стучали колеса вагонов, не помню, а выгрузили нас на перегонном пункте, который потом стал называться станцией Джалтыр (Жалтыр или Жалтырь). На чем нас отправили с этого пункта – на лошадях или на автомашинах, – не знаю. Прибыли мы в Казахстан, предполагаю, где-то весной. Поселили на том месте, где домов еще не было, а торчал только колышек «Точка № 12» (впоследствии село Первомайка). Таких семей, как наша, прибыло не менее 250.
   Родители мои и все взрослые других переселенцев принялись за строительство небольших домиков,– времянок. В первую очередь, конечно, возвели пекарню. Очень вкусный хлеб выпекал немец по фамилии Вольф. Где мы обитали первое время, я не помню. Может, в палатках или во временных землянках. Кругом ничего не было, кроме большого открытого ветрам пространства: степь да степь… Кое-как обогревались, готовили в печках кушанье из содранного с дёрна сухого отмершего ковыля. Насобирали целую скирду такого ковыля. К осени построили несколько домов, которые были на двоих хозяев, семьи отделяла одна общая стена. Нас поселили с двоюродным братом Горецким Болиславом.
   На второй год возвели больше построек, и нам отвели полдома. Топили дома кизяком, а также трубчатым камышом, который в зимнее время косили за 25 километров на озере Шенкоркуль. Отец работал в колхозе ездовым на сельхозработах. Мама – в огородной бригаде, которая находилась неподалёку от хаты.
   В первый год распахали целину, конечно, не на 1000 га, а где-то, думаю, на 700-800 га. Весной засеяли пшеницей. Урожай удался хороший, из него начисляли на трудовой день (трудодень) и немало. Кто не хотел получать, привозили и вываливали заработанное во двор. Не помню, в каком году отец поехал на Урал на заработки по заготовке леса. Там поломал ногу. Вернулся домой калекой, хромал. Снова стал работать в колхозе с лошадьми – ездовым.
  Был у нас крупный рогатый скот. Сено с отцом в основном заготавливал брат Станислав. Возили заготовки с поля на базу скотного двора. В зимнее время в бестарках (брички, приспособленные для перевозки зерна) доставляли зерно на станцию Джалтыр. Один день добирались до Астраханки, нашего районного центра. Там на заезжем дворе пять-шесть саней ночевали. Утром – 12 км до Джалтыря, сдавали зерно и отправлялись обратно на заезжий двор переночевать, а утром, на третий день, домой – 60 километров от Астраханки до Первомайки.
   Началась война. Отец все еще работал в колхозе до 1942 года. В мае 1943 года забирают отца и брата в Трудовую Армию и отправляют в Караганду. Они работали на железной дороге рабочими. После этого брата Стасика забирают в армию. Мы с матерью посылали им продукты. Колхоз выделял подвозы и направлял односельчанам на станцию Джалтыр, а там – в товарняк грузили и в Караганду отправляли (и не только с нашего села, но и с других точек – с 10-й (Каменка), с 11-й (Камышенка), с 13-й (Лозовое), с 14-й (Приишимка). Мать меняла у казахов пшеницу на тряпки. Пшеницу иногда собирали на токах: остатки вместе с землей подметешь, потом дома пересевали сквозь решето, захваченное для этой цели с собой. Этим добытым продуктом кормили курей, гусей, свиней, а брату и отцу отправляли мясо живности. А выменянное матерью зерно я на жерновах пере-малывал, делал их из этого хлебушек, сухари отцу и брату, да и себе на питание оставалось. Весной километров за 8-10 ходил собирать колоски. Идешь, а навстречу люди, опухшие с голоду. Одним днем увидел, как на дороге женщина с голоду умирает и не в состоянии подняться. Кроме того, что молол на жерновах, готовил махорку, а один стакан махорки стоил, что одна булка хлеба – 100 рублей. Бумажные деньги были большие, за что их назвали «портянки».
  Мать немного экономила на масле сливочном, на гусях и махорке и возила на лошадях в Акмолу за 130 километров. Добирались два дня до Акмолы: первый день ночуют в Семеновке (это составляло где-то полпути), два дня – туда, два – обратно, два – на базаре, проходит шесть дней. Я сам один дома управляюсь со скотиной и мелю на жерновах. Хожу в школу. Кроме колосков и зерна, ходил с тяпкой в колхоз на огород, копали вручную картошку. Картошка попадалась редко, но ведёрочко накапывали. На зиму корове немного сена покупали, а остальное получали после уборки капусты. Ходил с лопатой, рубил листья на целую подводу. Мать брала быка и привозила все собранное домой, выгружали в коридор, а зимой наберем, сколько надо в дом или в сарай, оттаиваем и скармливаем корове. В летнее время от школы ходили собирать колоски, пропалывать зерновое поле от сорняков. Во время сбора огурцов выезжал на быках на колхозное поле, грузил в бестарки и отвозил в погреб. Помогал взрос-лым разгружать все привезенное. Так, во время войны на каникулах три месяца трудился в колхозе: убирали хлеб лобогрейками. В упряжке было две пары быков, на сиденье сидел погоныч, а я на второй паре быков управлялся, чтобы быки шли ровно вдоль хлебной нивы. За погонычем стоял рабочий и убранное сбрасывал вилами с рабочего места лобогрейки (там собиралась основная масса). Недаром лобогрейка так называлась: весь трудовой день рабочий на жаре, пот со лба ручьем течет.
   В 1943 брат Стасик отправился на фронт. Отец потужил и 19 декабря 1944 года умер – пришла нам телеграмма.
  А по брату Стасику получили извещение по окончанию войны, что он пропал без вести. Правда, впоследствии он нашелся и остался жив. После войны на каникулах, после школы, работал на полевом стане: сгребал сено конными граблями, скирдовал солому с комбайнов «Коммунар», «Сталинец». Комбайны в военное и послевоенное время были первобытные: солома собиралась в самодельные копнители. Сидишь на комбайне, следишь, а как только набралось доверху – дергаешь веревку, и копна вываливается. Вываливать нужно было на одном уровне. Пылища на комбайне неимоверная! Ездил в лес со взрослыми за 100 км от села, привезу себе удилище и какую-нибудь палку для постройки. Одно время возил воду на полевой стан в столовую. Бочка 100-ведерная, попробуй, наполни – сто ведер, глубина не менее 5-6 м. Для скота возил от речки, там легче: заедешь в реку по балке, где лежит речка и, раз-раз,– наполнил. Один случай помню с этими быками. Заехал в речку раз, набрал воды. А телегу устанавливаешь так, чтобы быки были направлены на вывоз, а вывозить надо немного по уклону берега. Начал трогать – быки не хотят, т.е. попался один из них такой натуристый и ни в какую. Я – за веревку (налыгач), они не хотят. Я – нагайкой по морде, они стоят. Сел я на телегу подумать, а они как дернут на подъем. Бочка упала и рассыпалась. Подобрал я быстро клепки и – в Стройучасток. Собрали её. Поехал снова, налил и другой парой быков вывез с речки. Перепряг своих и направился на полевой стан, что в 8 километрах от села. Спали на полевых станах на соломе, застилая ее стареньким плащом. Питались в столовой.
  Так как поляки были под наблюдением спецкомендатуры, то их из района не отпускали учиться по специальности. Хотел выучиться на киномеханика где-то под Алма-Атой, не пустили. В 1949 году брат Станислав приехал из армии. Часть его стояла на Украине, хотел там остаться, но в связи с такой обстановкой вынужден вернуться в Казахстан. Сначала он оформился монтером телефонов, не понравилось. Уехал в райцентр Астраханку. Там работал шофером в райисполкоме.
   Завел знакомство и через главного агронома Райсельхоз-инспекции Кима договорился, чтобы и меня направили на учебу. В 1950-51 гг. я учился в одногодичной Шортандинской агрошколе. По окончанию меня приняли в МТС (директор Трофимов Степан Яковлевич) участковым агрономом. Участок был в районе 13-й и 14-й точек: колхоз Степное с присоединенным Куркемом. Это от дома 60 км. Обслуживал на лошади, на попутных машинах, на велосипеде в летнее и в зимнее время. Во время сильного ветра со Степного я цеплялся на велосипеде веревкой к мотоциклу знакомых, так быстрее можно было добраться. В 1953 году экстерном окончил 10 классов. Потом переводят агрономом в колхозную МТС, я выбрал 13-ю точку – это в 6-ти км от нашего села.
   Со своим другом Миссаль Э. Т. в 1951 году мы поступаем на заочное отделение Петропавловского техникума, которое окончили в 1956, после чего вновь поступаем на заочное отделение в Целиноградский сельскохозяйственный институт (время учебы –1961-1967). Много еще я профессий и специальностей испробовал, много потрудился, как говорят у нас – «намантулился». Но самым трудным периодом было выселение и жизнь начинать на новом месте…»
  По памяти Горецкий Ф.Д. набросал схематичный рисунок села Первомайка и перечислил тех, кто жил в ней (номера на рисунке и в списке указывают фамилии жителей и место их проживания): 1.Цильке. 2. Андриевские. 3. Люшневские. 4. Крешневские. 5. Горецкие – Жабчуки. 6. Деткевичи. 7. Збицкие. 8. Сегуты. 9. Дембицкие. 10. Рачинские. 11. Змеевские. 12. Казмеруки. 13. Гантимировы. 14. Чайка. 15. Никель. 16.Брушмалер. 17. Роскошинские. 18. Горецкие. 19. Дедюхины. 20. Новицкие. 21. Чухлевские. 22. Минх. 23-24. Козак А. Д.(во время войны на этом месте была школа). 25.Сикорские. 26. Горецкие. 27. Горецкие. 28. Горецкие. 29. Овчарские. 30. Зволинские. 31. (…). 32. (…). 33. Радзинские. 34. Маевские. 35. (…). 36. Горецкие. 37. Бориславские.38. (…). 39. Ситницкие. 40. Городельские. 41. (…). 42. (…). 43. Мазурки. 44. Вишневские. 45. Горецкие. 46. Кравзе И. 47. Павловские. 48.(немец). 49. Сикорские. 50. Андриевские. 51.Сичевские. 52. (…). 53. Корчаковские. 54. (…). 55. Никель. 56. Решке. 57. Шульц. 58.Островские–Гонгулевские. 59. Петровские. 60. Петровские. 61.Корчаковские. 62. Ольшевские. 63.Гуралевич. 64. Ясинские. 65. Збицкие. 66. Збицкие. 67. Вольф. 68. Силицинские. 69.(…). 70. Войцеховские. 71. (…). 72. Павловские. 73. Цорн. 74. (…). 75. (…). 76. Пашковские.77. Цильке.78. Дубеневич. 79. (…). 80. Гончарук. 81. Лещинские. 82. Круппа. 83. (…). 84. (…). 85. (…). 86.Островские. 87. Кравзе. 88. Шиман – Презнер.

Фотографиии в фотоальбоме "Памяти Горецкого Ф.Д."
Категория: Информация о жизни Центра | Добавил: DzirtDoUrden (31.10.2012)
Просмотров: 404 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Категории раздела
статьи Саратовцевой Л.А. [3]
статьи Саратовцевой Л.А.
Статьи Горецкого В.Ф. [10]
Статьи Горецкого В.Ф.
Информация о жизни Центра [18]
Статьи участников Центра [6]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 56
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz